27.11.2018
Автор
dadi2015

Верующий

Вам, дорогой читатель, нравится слово «верующий»? Мне, если честно, не очень. Веет от него чем-то холодным и формальным. А еще газеты и ТВ употребляют его часто с сарказмом и иронией. Верующие для них – это не ядро и сердцевина общества, а его окраина и периферия. Некий фрагмент, сектор. А у сектора один корень с сектой.

Какую ассоциацию вызывает у вас фраза: «В соседнем подъезде нашего дома живет верующая женщина…»? Для большинства такая женщина – одинокая, неудачница в браке, как правило, не имеющая нормального контакта со своими детьми, носящая строгую, темного цвета одежду, замкнутая, неразговорчивая, невеселая… Одним словом, ее дух творит соответствующую форму, которой совсем не хочется подражать. Недаром наш религиозный фольклор породил точное, в стиле Грибоедова или Салтыкова-Щедрина, крылатое выражение: «Кто главный враг верующей женщины?» – «Другая верующая женщина».

Были времена, когда верующими женщинами восхищались, потому что эти женщины были настоящими христианками

А ведь были времена, когда верующими женщинами восхищались, потому что эти женщины были настоящими христианками. Сохранились воспоминания святителя Иоанна Златоуста о своей матери, которая в 20 лет осталась вдовой с двумя малыми детьми на руках. До конца жизни она не вступала во второй брак, живя в чистоте. Преподаватели философии и риторики, которые были тогда язычники, видя такую строгую и чистую жизнь, сказали ставшую крылатой фразу: «Посмотрите, какие у христиан женщины».

От своей мамы я слышал другой рассказ. У них в доме после войны жила монахиня. К ней мама с младшей сестрой, еще совсем маленькие девчушки, иногда заходили – просто так, проведать. Уходить им домой не хотелось – такая эта монахиня была добрая и ласковая. Всегда гладила по головке и никогда не отпускала девочек без конфеток или кусочков сахара…